Страница обновлена 25.07.2017

 

Кризис предшкольный: что изменяется в детях и в нас
 
 
     Странная вещь — эти кризисы. И описаны, и изучены, а все равно есть в них некая тайна, которую каждому папе и каждой маме приходится заново открывать. Время пришло — и словно распахнулась доселе сокрытая дверца, и выходят, и вырываются откуда-то изнутри новые силы, и переделывают юного человека, что-то меняют в нем. И нет преграды, которая их остановит.
 
     Странная и удивительная вещь эти детские кризисы. Особенно этот — предшкольный. И знаете, почему? Обычно родители его… не замечают. А все, что происходит с ребенком (и что родителей возмущает, и что им не нравится), относят или к капризам, или к тем изменениям, которые начинаются вместе с изменениям статуса: "в школу пошел".
 
                                   В том и трудность этого кризиса, что он протекает как "невидимый глазу" и потому малопонятный процесс. Все — внутри. С ребенком происходит целая цепь серьезных внутренних перемен.
 
                   Внешние перемены — минимальны, внутренние — очень значительные.
 
И это "мало снаружи" нас и сбивает с толку. Ребенок уже другой, а нам все кажется прежним, привычным, и трудно признать, что он уже из-ме-нил-ся. (А значит, пора меняться и нам.)
Посмотрим же в чем, как и когда. Но — начнем по порядку.
 
Когда начинается кризис?
          Начинается этот кризис лет в семь. Но это примерная точка отсчета.
          Дети растут и взрослеют с разной скоростью, так что у вашего дорогого ребенка он может начаться и в пять с половиной, и в шесть с половиной лет — у многих современных детей начинается раньше.
            Случается, кризис запаздывает. Вполне вероятно, такое запаздывание связано с излишней опекой или родительским жестким контролем. Ребенок, который растет под плотным руководством и не имеет возможности принимать самостоятельные решения, психологически становится "отстающим" — это не дает ему развиваться в нужном природном ритме.
 
Возраст "натуральный" и возраст психический, внутренний — разные вещи.
                 Девочки психологически, как правило, старше мальчиков (то есть развиваются быстрее). Они раньше начинают говорить, раньше себя обслуживать и т. д. (недаром именно ваша дочка раньше начала вести себя, как вы говорите, "неправильно").
               К школьному возрасту такое различие между мальчиками и девочками может достигать одного-полутора лет! Так что порой получается странная вещь: в классе за одной партой могут сидеть дети совсем разного возраста. Календарный-то одинаков, а "внутренний" — нет.
 
                    Родителям важно знать, сколько на самом деле психологических лет ребенку. А то многие так считают: "стукнуло" шесть — пора отправляться в школу; и бывают очень недовольны, когда опытный психолог, проверив по всем параметрам будущего ученика, рекомендует не торопиться. А если все-таки (так получилось) зачислили, то надо быть особо внимательным к таким… нет, не отстающим — дорастающим ученикам.
 
Кризисы взросления — яркие вехи в развитии человека. И мы должны их благодарить: именно кризисы помогают нам как родителям ориентироваться в зрелости собственного ребенка. И подсказывают, что надо менять в отношениях и тактике воспитания.
 
 
Как начинается кризис?
 
                    Начинается этот кризис всегда одинаково: с мелкого саботажа и споров по пустякам.
      Как-то мамы-подружки устроили вечер воспоминаний — вспоминали то время, когда ребенок до школы дорос. Первая рассказала: "Мой Петька объявил, что умываться не будет. „Зачем, — говорит, — все равно испачкаюсь!“ Ну, я на него поднажала — еще чего, грязным ходить мне будет! Знаете, как он умываться стал? Нальет в тазик воды, бросит туда лед (из морозилки кусочки наковыривал), подождет, пока растает и — бух головой. Хорошо, была стрижка короткая; феном погудит — и вперед".
"А моя, — вспоминает вторая, — моя замучила наставлениями. Вплоть до того, что инструкции выдавала, как надо суп варить…"
"Ой, насчет супа, — вспомнила третья, — Лика, помнится, лук невзлюбила. То раньше ела, а то — „ненавижу“ и все. Так, знаете, целое расследование устроила, кто как пережарку кладет, и почему я такая вредная стала, назло лук в суп пихаю".
"А мой на слове стал меня ловить. Как тогда начал — и до сих пор. Не дай бог пообещать что-нибудь и не сделать. Как-то, помню, пообещала в „Луна-парк“, а тут дождь спозаранку и на целый день. Давай, говорю, отложим — что началось! Такой вой поднял. Переругались!"
Вспоминали, вздыхали, смеялись, А под занавес было выдано меткое резюме: "Мозги, что ль, у них чешутся?"
Представьте себе — да.
 
Ориентируйтесь на приметы! Итак, приметы, которые помогут вам кризис узнать.
 
          Меняется поведение детки. Оно становится вычурным и демонстративным.
          Ребенок:
манерничает (обычно девочки) и кривляется (чаще мальчики);
передразнивает (походку, мимику, жесты взрослого, манеру говорить);
не хочет подчиняться старым привычным правилам, игнорирует, саботирует, выдумывая что-то свое (например, не здоровается со знакомыми, не завязывает шнурки, ложкой ест макароны);
вредничает/капризничает, обижается по пустякам ("Почему не вынес ведро?" — "Я вынес! Я вчера выносил!");
часто спорит, доказывая свою правоту, особенно если он что-то не сделал, а вы напомнили (оставил хлам на столе, потому что "так лучше, тетрадки не надо искать!");
но может не спорить, а молча саботировать привычные просьбы (особенно если выданы они как приказ);
упрямится, особенно под настроение (чем оно хуже — тем детка упрямей);
делает подозрительные паузы в разговоре, словно обдумывая: сказать — не сказать (и может слукавить);
дает наставления и советы, предъявляет претензии, придирается;
всячески демонстрирует свою самостоятельность, при этом старается делать это как можно наглядней.
 
Детка показывает, начиная с головы и вниз: "Лес — поляна — бугор — яма. Грудь — жи-вот. Водопровод". Мама (слегка возмущенно): "Это что?". Детка (невинно): "Считалочка!"
 
Не перепутайте "кризисное поведение" и просто "недовоспитанность"!
Как отличить? Очень просто. Изменения в поведении связаны с кризисом, если:
а) подобного не было ранее, и вдруг — появилось;
 б) вы заметили, что ребенок:
стал рассуждать охотно на "взрослые" темы (об экологии, например, о политике и т. п.);
часто интересуется прошлым семьи (например, кем была прабабушка, как наследуются таланты, какой талант он от предков мог унаследовать);
предпочитает играть с детьми своего пола (у девочек свои подружки, у мальчиков свои друзья); пол противоположный критикует (больше грешат этим девочки);
ищет свой способ выполнения ваших заданий (и часто находит его);
интересуется школой (но как-то с опаской: а вдруг не получится? вдруг "не потяну"?).
 
Если на подавляющее большинство перечисленных выше пунктов вы ответили "да" — не сомневайтесь, кризис пришел.
 
Если на большинство ответили "нет", возможны два варианта: или у вас времена бескризисные или вы просто… не обращали внимания. Приглядитесь сейчас.
Уточняем, как к новшествам относиться.
Вы сами, конечно, поняли — как к снегу или дождю. Не считать изменившееся поведение и "выкрутасы" за крутую проблему, если они никому (ничему) не вредят. Хорошее одобрять, не очень хорошее — сдерживать.
 
И, главное, помнить: все детские "кризисные выкрутасы", по сути, проверка прочности вашей любви.
 
Есть такое хорошее слово, ныне почти забытое: чаять. Это значит: "надеяться", "уповать", "ожидать", "мечтать"… Так вот, если мы ожидаем от детки плохого, это самое "чаяние" — надежду и веру в себя — человек потеряет, то есть отчается, перестанет хорошего ждать. (С соответствующим тому поведением.)
 
Мы ожидаем и верим в ребенка хорошего — и он поверит в себя. И тогда из тех изменений, что с ним происходят, как из бутона, однажды раскроется чудный цветок.
 
Любить малышей легко: они так беззащитны, так нуждаются в нас! Любить дошколят легко: они так искренни, так непосредственны, что многое (фактически все) им прощается.
 
Теперь ребенок станет другим.
 
Раньше был — как открытая книга, что снаружи у него, то и внутри. Теперь он, скорее, шкатулка с сюрпризами, и не всегда симпатичными.
 
("Главное, — как сказала нам одна мама, — чтобы не превратился в мусорное ведро!")
 
Почему начинается кризис?
 
И до каких изменений ребенок дорос?
 
Когда-то (да вроде недавно) ваш малыш был как открытая книга, и вам нетрудно было ее "читать". Эмоции — искренни и непосредственны: что на уме, то и… на детском лице. Что у ребенка снаружи — то и внутри.
 
Доволен малыш — скачет и прыгает, сердит — и внутри малыша сердито, обижен — обида охватит его целиком, и выскочит в словах и поступках; эмоции — через край. Конечно, они и сейчас, бывает, зашкаливают, но…
 
Но теперь наша детка учится сдерживаться, не показывать своих истинных чувств. (Правда, не всегда хорошо получается, но обученье идет семимильными шагами.)
 
А вместе с умением сдерживаться приходит (вниманье, родители!) умение что-то скрывать, и привирать, и не мытьем так катаньем настаивать на своем.
 
А главное (главное!) ребенок наш потихонечку отдаляется — пока не очень заметно, но все больше и больше появляется в нем своего, не очень понятного нам.
 Впрочем, не будем о грустном, а вспомним и скажем так: ребенок привычный, понятный, которого было так легко "прочитать", уже не открытая книга, скорее — шкатулка с сюрпризами, с тайнами и секретами. У него появляется свой собственный мир.
 
Что в ребенке меняется?
Рождается социальное "Я".
Появляется свой внутренний мир.
Меняются возрастные задачи — то, что должен ребенок освоить/решить на новой ступеньке развития.
 
Из книги "Ты учись, а мы поможем!
 Дошколенок-младшеклассник. Для родителей и детей от 5 до 10 лет"
 
Заряна Некрасова
Нина Некрасова
 
Статья предоставлена Издательским домом "Питер